Украинский кинорежиссер и общественный деятель Олег Сенцов, находящийся в российской колонии по сфабрикованному обвинению в терроризме, более сорока дней держит голодовку с требованием освободить украинских политических заключенных, которые содержатся на территории России.

Олег Сенцов не составлял списка политзаключенных. С 2014 года он находится в тюрьме, и у него нет возможности следить за деталям уголовных дел против украинцев в России. Но несколько десятков украинских граждан находятся в российских СИЗО и колониях, несправедливо обвиняемые в тяжелых преступлениях. И причина этого – конфликт между Украиной и Россией.

Мы считаем Россию участницей необъявленной войны на территории Украины, в которой участвует больше двух сторон. Однако с какой бы стороны ни исходила угроза, последствия ощущают и живущие на территории Украины, и оказавшиеся на российской территории.

Как бы эта война ни была названа – гражданской, гибридной, вооруженным конфликтом – на неё распространяются правила ведения войны, то есть международное гуманитарное право. Согласно гуманитарному праву, ни участников конфликта, ни мирное население, пусть и сочувствующее одной из сторон, не судят просто за сам факт того, что они находятся на противоположной стороне конфликта.

Формально украинским политзаключенным предъявлены уголовные обвинения. Однако их справедливость кажется нам сомнительной по следующим причинам:

  • Доказательства вины часто строились на признаниях обвиняемых, исключительно на основании которых вынести справедливое решение сложно, если не невозможно. Потому что такие показания уязвимы в плане физического, психологического и иного рода воздействия на обвиняемых.
  • Судебные заседания по значительной части дел проходили в закрытом режиме. В нескольких случаях местонахождение арестованных украинцев не было известно в течение нескольких месяцев.

Почти половину украинских политзаключенных составляют крымские татары, осужденные за участие в «Хизб ут-тахрир». Эта организация признана в России террористической, но неизвестно ни об одном террористическом акте, совершенном или готовящемся её участниками. В Украине эта организация не запрещена, и это коснулось жителей Крыма: десятки человек находятся в российских СИЗО и колониях по обвинению в участии в террористической организации.

Мы считаем уголовное преследование украинцев в России за их убеждения одной из форм войны. Мы поддерживаем требования Олега Сенцова и считаем, что боевые и прочие враждебные действия на территории Украины и в ее адрес должны быть немедленно прекращены всеми сторонами конфликта, а все политзаключенные и пленные этой войны должны немедленно вернуться домой. Мы требуем немедленного и безусловного освобождения украинских политзаключенных и прекращения любых форм участия российских граждан и структур в войне в Украине.